RUS Новости

К 76-й годовщине разгрома Японии. Первый парад на освобожденной земле

76 лет назад, 12 августа 1945 года состоялся первый парад Красной Армии в освобожденном от японских захватчиков городе.

Им стал китайский Дуннин в провинции Хэйлунцзян, освобожденный солдатами 25-й армии I Дальневосточного фронта 10 августа. И хотя в самом Дуннине, по словам командарма Ивана Чистякова, «никогда еще не доводилось нам видеть такой ужасающей бедности - пыльные узкие улицы, дома-мазанки из картона, люди предельно исхудалые, за спиной женщин привязаны полотнищем дети», но Дуннинская крепость считалась одним из самых сильных японских укреплений в Китае. Не случайно, что, как оказалось в Дуннине осталось множество переодетых японских офицеров. «Диверсанты сидели на чердаках, в подвалах, - вспоминал генерал Чистяков. - Был даже такой случай. На улице был ранен наш солдат. Выяснилось, что стрельбу вела женщина, переодетая в форму советского офицера».

12 августа в город прибыл командующий Первым Дальневосточным фронтом маршал Мерецков. «Он дал мне ряд указаний и уже хотел уезжать, как в штаб вошел командир 40-й стрелковой дивизии полковник С. Г. Цыпленков и доложил, что сейчас через Дуннин пройдет его дивизия, - рассказывал Иван Михайлович Чистяков. - Не хотите ли вы, товарищ маршал, посмотреть на воинов, штурмовавших Дуннинский укрепрайон, среди которых много героев Хасана»? Мерецков охотно согласился. Через несколько минут мы увидели четкий строй автоматчиков, артиллеристов, минометчиков. У многих на груди в лучах яркого солнца блестели ордена и медали, полученные за мастерство и отвагу, проявленные на поле боя при штурме Дуннинского укрепрайона. В голове колонны на ветру колыхалось знамя 231-го полка. Все мы знали, что под этим вот знаменем полк громил японских самураев на озере Хасан. Маршал К. А. Мерецков, стоя в своей машине, приветствовал героев прошлых и новых боев.

Полковник С. Г. Цыпленков пояснил нам, что знамя 231-го стрелкового полка несет автоматчик сержант Жеребцов, который со своим отделением уничтожил взвод самураев и захватил мост через реку Манчугай, обеспечив беспрепятственное продвижение наших войск и техники. В голове первой колонны шла рота автоматчиков капитана Боброва. Это она на высоте Безымянная разгромила японскую минометную батарею, штаб японского батальона, взорвала склад с боеприпасами и уничтожила не один десяток солдат и офицеров врага.

Этот своеобразный парад в боевой обстановке вышли смотреть тысячи жителей города. Я видел, как сияли их лица. Масса красных флажков, которые они поднимали и опускали в такт шагам наших воинов, казалась мне заревом, символом новой жизни трудового народа Китая, которому мы принесли освобождение, надежду, веру в счастливое будущее».