RUS Новости

Прямой эфир с сотрудником Музея Природы и Человека

Команда проекта "Север для Победы. Каждый для дела мира"  побеседовала в прямом эфире с сотрудником Музея Природы и Человека, заведующим отделом истории и этнографии Дмитрием Сурковым.


С началом войны жизнь населения ухудшилась. Подавляющее большинство людей испытывали острую нужду в продуктах питания, медикаментах, одежде, обуви, топливе. Многие страдали от туберкулёза, цинги, желудочно-кишечных и простудных заболеваний.

По данным архива на 1 января 1942 года в округе проживало 91 226 человек, к концу войны эта цифра увеличилась до 101 тысячи. Население пополнялось за счёт новой волны "спецконтингента" и эвакуированных граждан. Это создавало дополнительную нагрузку на имевшиеся продовольственные ресурсы.

Повышенный спрос на продуты питания, масштабные государственные заготовки во многих населенных пунктах страны привели к нехватке продовольственных товаров.

Обеспечение населения продуктами питания осуществлялось по карточкам. Нормы на снабжение периодически менялись. Работник рыбной промышленности в среднем получал 500—600 граммов хлеба, иждивенец — 300—400 граммов. Хлеб продавался на развес.

Рыбаки получали талоны на сахар, водку, муку, крупу, табак, жиры, промтовары. Это целевое снабжение было введено с апреля 1942 года по приказу Наркомата торговли. Существовало и спецснабжение. Оно распространялось на работников советских, партийных, хозяйственных организаций.

Дети региона продолжали посещать детские сады и ясли. В первую очередь пристраивали детей фронтовиков. В округе за 1943 и 1944 годы в детские сады и ясли было устроено 7566 ребятишек.

Югорчане, которые не были призваны на фронт, ушли в национальные колхозы, на рыбные заводы и в охотничий промысел.

После окончания войны 5 тыс. рабочих, служащих и колхозников Ханты-Мансийского округа были награждены медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941 —1945 гг.»


Про Спецпереселенцев: 
Для восполнения потерь Красной армии, понесенных в ходе зимнего контрнаступления под Москвой, в глубоком тылу непрерывно формировались стратегические людские резервы. В том числе и за счет спецпереселенцев – рыбаков.

До войны их в Красную армию не призывали из-за «политической неблагонадежности». Трудпоселенческая молодежь не допускалась к сдаче норм на популярные тогда значки «Ворошиловский стрелок» и «Готов к труду и обороне», ей запрещалось состоять в оборонных обществах.

Однако необходимость новых пополнений для наступательных операций 1942 года вынудила Сталина пересмотреть дискриминационную политику в отношении репрессированной части крестьянства.

16 марта 1942 года начальник ГУЛАГа НКВД Наседкин доложил заместителю наркома внутренних дел СССР Круглову: «В трудпоселках НКВД из общего количества трудпоселенцев – 272 473 мужчины; 175 596 из них в возрасте от 16 до 50 лет. Согласно статьи 30-й закона о всеобщей воинской обязанности они к призывным участкам не приписываются, в Красную армию и флот не призываются…» 11 апреля 1942 года ГКО принял постановление № 1575 сс, разрешающее мобилизовать трудпоселенцев на военную службу. Партийным комитетам предписывалось провести эту мобилизацию под видом патриотического добровольческого движения.

11 июля 1942 года Омский обком ВКП(б) объявил: «О формировании Сталинской добровольческой отдельной стрелковой бригады омичей-сибиряков».

В Ханты-Мансийском национальном округе, являвшемся главной территорией спецпоселенчества, «добровольный призыв» провели на следующий день после принятия партийного постановления. После явки в спецкомендатуры НКВД 1 200 трудпоселенцев вывезены пароходами в Омск на сборный пункт «Черемушки». По статотчетности окружного военкомата, созданного 30 августа 1938 года, до 12 июля 1942 года из Югры в Красную армию призвано только 320 человек, а до конца 1945 года по «спецмобилизациям» отправлено на фронт 17 000 человек и 5 174 – в «трудармию».